Стихотворение про меня.

"Сто лет одной жизни".
Я зовусь Антипка Глымов,
Вор с пятнадцати годов.
Разлетелась юность дымом,
Я летами уж не нов.
В годы страшные гражданской
Много красных порубал
Своей шашкой атаманской,
Но вот фарту край настал.
НЭП пришёл... Кто из зелёных
Выжил- те уж в городах.
Я ж с фортачкой жил, с Алёной,
Ибо жрать хотелось страх.
И за мир тот уголовный
Очень скоро всё узнал,
Стал он мне родной и кровный,
Сам же с фартом воровал.
Научился трёкать быстро
(Для делюг, не для красы):
"Мусор" суть лягаш нечистый,
"Луковица" же- часы,
"Сбоку два"- ментов заметил,
"Прохоря" же- сапоги,
"На бану майданы вертим"-
Чемодан хвать и беги.
"Каин"- краденым торгует,
А "воткнул"- обчистить смог,
Испугался кто- "менжует",
Ну а "марочка"- платок,
"Лепень"- фраера одежда,
"Угол"- тоже чемодан...
Фарт пришёл, сбылись надежды,
В общем, зажил я как пан.
И, как на духу признаюсь,
Вот хоть вечность жил бы так!
Но не мы судьбу решаем-
Загребли меня в ГУЛАГ.
"Шнифт"- глазок, тогда протухал,
А "тошниловка"- обед,
Женщина же там- "маруха"
(Впрочем, там как раз их нет!),
"Шлемка"- миска, "весло"- ложка,
Есть ей- "хавать положняк",
"Придавить"- поспать немножко,
А нормально всё- "ништяк",
"Шлёпать в стиры"- играть в карты,
"Нарезать тасы"- ходить,
Неудача- "нету фарту",
Чай пить крепкий- "чифирить",
Снять костюмчик- "лепень сблочить"
(Не с себя, а с фраеров!),
Отобрать всё- "раскурочить",
"Встал на лыжи"- был таков!
Сам винта я, правда, резать
В первый срок так и не стал.
И изведал жуть и мерзость-
На войну, в штрафбат, попал.
Ну а далее Победа,
У меня уж новый срок
И попытки две побега,
В третий раз я всё же смог.
Жил как жил, ни в масть, ни худо
Будет день- он хавку даст,
В своей бабе, гадом буду,
Был уверен- не продаст.
Фарцевать я научился,
Доставая дефицит,
Но кирдык совку случился,
И вот я уже бандит.
И узнал, что "мясорубка"-
Это драка, "клифт"- "пиджак",
"Жахать"- чмокать девку в губки,
"Ветки"- руки, "лох"- дурак,
"Сдать назад"- перепугаться,
А часы теперь- "котлы",
"Вязать галстук"- насмерть драться,
Быть без денег- "грызть мослы",
Кружка- "бак", а "мойка"- бритва",
"На измене"- значит страх,
"Расписным стать"- быть избитым,
Сумасшедший- "на вольтах",
Нести чушь- "концы попутать",
"Бить по фазе"- тушить свет,
Если "валенок"- то глупый,
"Дышать нечем"- денег нет...
У меня жара вот тоже,
Хоть колун уж не висит,
Только нет с хрустами кожи,
Кисет больше не набит,
А по-русски- нет в карманах
Глыма денег ни черта,
Но паять теперь не стану,
Ведь эпоха уж не та.
Вышла амба беспределу,
Пора, значит, завязать,
Хватит уж, скажу по делу,
Мне словечки узнавать...

Семейка психов.

"Вот это истории": "Сыночки и дочка супругов Калмыковых никогда не ели мяса, яиц, рыбы...
- Мы не кушаем мясо, масло, молоко, рыбу! Даже оливковое мало перестали есть, потому что оно не природное! Баночка с маслом на дереве не растёт! Кушайте только сырые фрукты и овощи. И будете здоровы...
Уже пять лет супруги Светлана и Владимир Калмыковы на сыроедении. Света не делала исключений даже во время беременности... Не знают детки Калмыковы также, что такое прививки, памперсы и манная каша.
- Прикорм я начала с пюре из авокадо. Потом яблоки, бананы... прикорм сырыми фруктами не вызывает у малыша таких проблем, как брожение в животике, аллергия!..
- Даже на праздники мы готовим тор из дуриана...
Калмыковы уверены, что продукты животного происхождения принесут детям лишь вялость, агрессию, гниение в кишечнике и угнетение имунной системы...
- Коровье и козлиное молоко- это еда для телят и козлят! Природа очень мудра, прислушивайтесь к ней..."
А как вам кажется, не пора ли родителям ЛЕЧИТЬСЯ, пока детей не пришлось ЛЕЧИТЬ?..

Зато в стране есть траханые "скрепы"!

Оригинал взят у nikolaeva в Сами себя так воспитывайте, уроды
Не могу просто... Убили детей. Убийство это настоящее, жестокое. И не говорите мне, что это случайность: чиновники трам-там-там, администрация бла-бла-бла...

Просто у нас в обществе традиционно жесткое отношение к детям: пусть растёт мужиком, не плачь как баба, побольше поплачет, поменьше поссыт. Collapse )

Блатной о работе.

Солженицын пишет в "Архипелаге", что на нас, блатных, не действуют заклинания о необходимости работать. Да если бы не нужда в лавэ, я бы никогда не пошёл работать, а тому, кто мне гнал о необходимости работать, ответил бы фразой из анекдота: "И не просто иди, а иди, иди, иди!" Вот делать мне нечего, как издеваться над своим организмом каждый день вставая рано!

"И я прощаюсь с хулиганством..."

Вышел из квартиры, сморю, в подъезде "АУЕ" написано. Небось для меня написали, у нас же нет больше блатных в подъезде. По ходу, пора всё-таки с криминалом завязывать...

Нужен совет.

Привет четной кентовке! Меня зараза одна достала, жизни не даёт, уже подумываю её научить края видеть, хоть баб бить не приучен (да в идеале вообще шлёпнул бы). Не хочу из-за родителей. Что делать?

Мой роман.

Глава 4.
- Что ты там не понимаешь?- бросил через плечо Волк. Он один из всей стаи не таращился в небо, а сидел на корточках возле Люта, ощупывая его ногу.
- Какого пса ты второй раз не атаковал?!
- А я что, должен отчитываться?- поднялся на ноги вожак, выпрямляясь во весь рост.
- А с чего ты взял, что второй раз бы получилось?- поддержал его один из матёрых.
- Но почему ты всё-таки не напал?
- Потому что это Антип,- коротко ответил вожак и вновь занялся раной Люта.
- Какой ещё Антип?
- Из Молодового, крестьянский мальчишка, который сто лет назад родился. Который должен был стать колдуном вне рангов, управляющим металлом, а потом исчез.
- А ты откуда его знаешь?- спросил кто-то из молодых, ровесник вожака.
- Так я же его видел.
- И что, он потомок Бастет?
- Кажется, нет,- неуверенно ответил Волк.- Хотя не помню.
- Так они что, уже вид менять навострились?!
- Надеюсь, что нет. Прикинь, что будет, если они Потомков делать научатся?
- Типун тебе на язык,- побледнел оборотень.
- А как он в Империи оказался? Баторий что же, наших детей уже похищает?- спросил кто-то.
Вожак ответил не сразу, ибо вырезал серебряным ножом пулю из ноги Люта. Тот крепился сколько мог, но наконец не выдержал и тихо взвыл. Но Волк только ткнул ему кулак в нос и продолжил операцию.
- Спроси что полегче,- наконец ответил он.
- А можно, я спрошу?- вмешался Михаил.- Как Лют?
- Не жалуюсь,- с трудом прохрипел сквозь сжатые зубы оборотень.- Только вот какого пса он мне, сука, в ногу стрелял, а не в голову, как остальным? Я же калекой теперь на всю жизнь останусь...
- Ну, мы тебя не бросим,- заверил его вожак.
- Я знаю...- слабо улыбнулся Лют. И вдруг неожиданно быстрым движением чиркнул себя своим же ножом по горлу. Тело его выгнулось дугой и обмякло.
- Лют!- ахнул один из переярков. Но было поздно.
- Чего встали, хороните его,- с мрачным видом приказал вожак, неохотно поднимаясь на ноги.
- Глупость он совершил,- решила стая, принимаясь копать землю.- Да и сами мы не умные. Надо было его соком белены напоить, доставили бы до дома, а там придумали что-нибудь.
- Что ты сказал?!- резко обернулся Волк к тому, кто заговорил про белену.
- Говорю, соком белены надо...
- Так, закапывайте его и все за мной. Антип не уйдёт от нас. И за смерть троих наших сородичей ответит!
- А этого куда?- оборотень кивнул на Михаила.
- Домой. Я его отведу,- Вронский зашевелился и сел.- Я не ранен. Пойдём, а то мать тебя заждалась.
- Да не мать она мне,- вздохнул Михаил.- Тётка на самом деле, хоть и вместо матери. А мать я, похоже, уже никогда не увижу.
- Не говори глупостей, увидишь,- прокаркал ворон, перекинувшись.
- Будем надеяться,- ответил Михаил и побежал за ним.- А ты так точно и не вспомнил, что у него за знак?
- Увы, нет,- повернул ворон голову.- Тьфу! Я же забыл Волку сказать, что наш незваный гость- вор!
- С чего ты это взял?
- Так у него же шапка кожаная и с козырьком. Такие ещё при первопоселенцах воры носили, а в Империи и поныне носят.
- Тогда я опять ничего не понимаю. Он что, собирался Копьё воровать? У кого?
- Нет, это-то как раз понятно.
- Так объясни, раз понятно.
- Баторий послал его достать колдовством Копьё из озера. Дар управлять металлом для сего дела самый подходящий. А что вор- так это наверняка просто совпадение.
- И как только Баторий ещё весь мир не завоевал, если у него такие подручные?
- Можешь мне не верить, только нет у него больше таких подручных. Вот сожри меня наши враги, потомки Бастет, но я не помню, чтобы у него хоть один колдун вне рангов под рукой имелся.
- А этот тогда откуда?!- вытаращил глаза Михаил.
- Из Империи, ибо только там такую одежду носят. Но я повторяю и готов поклясться всеми Птичьими Землями, что НЕ БЫЛО у Батория колдуна такой силы.
- А я ведь действительно испугался. когда он в тебя выстрелил. Думал, ты убит.
- Нашёл дурака. Я упал раньше, чем пуля попала в меня. Только вот упал неудачно, ударился головой о корень.
- Да-а, вот жили не тужили, и тут нам такой подарочек на головы от Императора Батория, чтобы он завтра утром из гроба не встал, аспид!
- А я всегда говорил, человеческий царь России не нужен. Видел, что при нём творится?
- Давай о царях потом поговорим. Вот Баторий ваш не человек, а чем он лучше? А Бориса Фёдоровича народ любит.
- Кар-р. Только Борис Фёдорович о том не знает. И самому народу об этом не говори.
- А ты думаешь, народ только из вас, оборотней, состоит?
- Из НАС он не состоит, ибо МЫ почти все в Птичьих землях живём.
- Боярам Воронцовым это скажи. И вообще, неумно шутишь, ты же знаешь, о чём я.
- "Из нас"... А сам-то ты кто, потомок Кошки?
- Наполовину вельт, по матери. И вообще, мы уже Романовы, пора уж забыть, что потомки Кошки.
- Ага, вот прямо от смены Имени Дома кровь в ваших жилах и изменилась.
- Знаешь, вот с нашей кровью мы как-нибудь без вас, поляков из Империи, разберёмся.
- Вы сначала с самой Польшей и прочими упыриными землями разберитесь. А то как отыщет Баторий Хозяина Големов и нападёт на вас, так взвоете.
- Что ж, передай, когда вернёшься, что я желаю ему удачи, хоть и грех это великий. Ибо сколько он уже его ищет!
Ага, а сами-то до сих пор без провидца найти не можем, кто семью погубил...
- Ты же знаешь, что не передам. Ибо с упырями не общаюсь. Они думают, что я простой ворон, ну и пусть и дальше так думают.
- А простые вороны вообще бывают?
- Один сейчас будет. Ибо вон уже монастырь, где ты живёшь, видишь?- Вронский перекинулся и вытянул пуку вперёд.
- У меня глаза не вороньи, не вижу. Где?
- Потому что ты не туда смотришь. Левее смотри. Да не правее, я сказал, левее! Не притворяйся глупцом, тебе не идёт!
- Да всё, вижу уже. Но погоди улетать, я ещё не всё спросил. Ты говоришь, он вор, а что, в Империи воровать можно?
- Нельзя. Но если он Потомок, то никого спрашивать не будет. И его всё равно не поймают. С их ловкостью они могли бы у тебя на ходу подмётки срезать и ты бы ничего не заподозрил. Ну ладно. пора мне, пока не заметили.
- Да, с таким видом тебе лучше людям не показываться,- кивнул Михаил.
- А я уже обычный ворон, как и обещал,- пошутил Вронский, взмахнул крыльями и улетел.
Михаил же со всех ног бросился к монастырю. Ну, сейчас тётка ему покажет за то, что всю ночь где-то шлялся!
Надев кольцо, он невидимкой прошмыгнул мимо тех самых людей, которыми пугал ворона-оборотня, сиречь приставленных для охраны стрельцов, и спустя миг уже предстал перед тёткой Анастасией, готовясь принять заслуженную кару.
Но, к его несказанному удивлению, тётка не осердилась на него. А вместо этого сказала:
- Посмотри, кто пришёл!
Михаил обернулся и увидел в дверях до боли родную высокую фигуру в чёрном монашеском одеянии.
- Мама!- бросился он к ней...
Глава пятая.
"В рассветный час шакал,
О голоде забыв,
Следит с холма
За мрачной конницей вдали...
Сегодня чёрный день..."
("Ария", "Обман")
- И что, вот он прямо так мимо дозора пробрался?
- Не видел, мама, не могу сказать. Но раз он здесь, должно предполагать.
- А почему нет?- вмешалась тётка Ульяна. - Не зря ведь поговорка есть: "Когда Потомок родился, лис заплакал".
- А куда ночной дозор-то смотрел?
- А почему сразу они?- спросила тётка Анастасия.- Может, это дневные пограничники прошляпили.
- Орлы-то за десять вёрст видят, они не прошляпят,- возразила Ульяна.
- Это Потомка-то?
- Если он из Империи, днём бы не стал шататься,- вмешалась в спор мать.
- Да-а, что в государстве делается!- возмутилась тётка Ульяна.- Уже гости из Империи как у себя дома ходят!
- А он ещё не хочет царём быть!- подхватила мать, кивнув на сына.
- Так ему Бориска и позволит на трон сесть,- ответила Ульяна и, отвернувшись, стала глядеть в окно кареты, приоткрыв занавеску.
- А Бориску кто-то спрашивать будет?- послышался низкий грудной голос обычно молчаливой тётки Марфы.
- Нет, хотелось бы без крови,- покачала головой мать.
- А что это он вдруг тебя на волю выпустил?- удивилась тётка Ульяна.- Из ума выжил или совесть появилась?
- У него-то совесть? Не смеши.
- Если бы нас, потомков Кошки, было бы столько же, сколько раньше,- прогудела тётка Марфа,- появилась бы как миленькая!
- Не при Мише,- осадила её мать.
- Но мы же фокусами Младшего племени не владеем,- напомнила тётка Ульяна.
- Да к псам твои фокусы,- гнула своё Марфа.- Зато за нами все остальные оборотни поднялись бы. И указали бы этому татарскому выскочке Борису, где его место.
- И кто же будет царём вместо него, если Михаил не хочет?- спросила мать.
- Кто угодно, только не Бориска,- ответила за сестру Ульяна.- И жаль, что наш Хозяин Дома тогда его не убил, когда на него с ножом, когда тот ещё был боярином, ки... М-м! М-м-м!
Речь её была прервана жестом тётки Марфы, сомкнувшим ей губы.
- Я же сказала- даром не пользоваться!- напомнила мать.- Только из монастыря и уже грешим!
- Так она болтает при детях,- оправдывалась Марфа.
- Разомкни ей уста,- велела мать.- Вот доиграетесь, донесут Бориске, что мы всё-таки колдуны!
- Так хуже всё равно не будет,- вмешалась тётка Анастасия.
- Больше чтобы никакого дара друг против друга без моего разрешения, ясно?
- Ясно,- кивнули тётки в лад. Следом за ними и маленькая Татьянка пропищала: "Ясно".
- Ну, тебе-то до него ещё далеко,- улыбнулась мать, потрепав её по русой головке.
- Так что делать-то теперь будем?- спросила тётка Ульяна.
- Жить...- просто ответила мать, вздохнув.
- С таким-то царём поживёшь! С него станется нас и за Краесветские горы услать!
- А мой отец действительно пытался убить Бориса Фёдоровича?
- Миша, тебе кто разрешил во взрослые разговоры встревать?
- Ты ничего не слышал, -подхватила мать.
- Боится небось нас Бориска, вот и учинил эту подлость.
- Твоя правда, Ульяна. Нас же, внуков Фёдора Кошки, сколько было, ой! А теперь мы где? И сколько нас осталось- ты да я, да мы с тобой?
Михаил еле слышно вздохнул. Да уж, ну и новости узнаёшь про свою семью, не дай Бог кому!
Но попытка убийства царя, если она была, всё равно не давала права тому неведомому антихристу клеветать на них. Ибо в чём-чём, а в чёрной магии они НЕ МОГУТ быть повинны!
Да и не католики, чай, чтобы за колдовство убивать! Это там, в католических землях, за всё подряд жизни лишают, причём для этого совсем необязательно даже выглядеть не по-людски или иметь нечеловеческие глаза, как у единиц! Отец говорил, достаточно какой-нибудь анзорке, которой их закон запрещает закрывать плечи и носить платья (хотя грех это, конечно, что баба в штанах), попасться в своей одежде на глаза людям, как тут же её сжигают как ведьму и распутницу. Хотя какие анзорки ведьмы? У них даже дар для ведьм слабоват!
А вот интересно, почему-то чем меньше кто-то похож на человека, тем слабее у него дар. У говорящих обезьян (как бишь их там?), если верить книгам, он так себе, у единиц- уже получше, у способной выдать себя за человека нечисти вроде упырей и тех, кого не стоит называть христианину, он ещё лучше, а у неотличимых от людей ведьм и ведьмаков вообще ого-го. Единственное, у оборотней не совсем так. Все, кто выглядит как человек (то есть все, кроме воронов), а вот потомкам Бастет даже вороны в подмётки не годятся. Впрочем, о них лучше не вспоминать. И хорошо, что их здесь нет.
Да, нет их здесь, господа бояре Воронцовы, что бы вы там себе ни воображали. Здесь есть РОМАНОВЫ, которые, хоть и Кошкиного рода, НИКАКИЕ не Потомки. Точка.
И не надо Потомками быть. Во-первых, это несовместимо с христианством (говорят, они без колдовства даже до ветру не ходят). Во-вторых, страшно. Ведь Потомок- это же страшный лев (тигр, пантера, леопард или, на худой конец, кошка, если Младшего племени), внешность меняет как дышит, может разговаривать мыслями и... И... И попросту пугающий, куда там упырям с воронами. И может прожить не одну жизнь, как и положено в созданном Богом мире, а девять. Так его ещё и не убьёшь! А если каким-то чудом убьёшь, всё равно воскреснет. Говорят, если даже их на куски разрезать, всё равно соединятся обратно. Хотя удивительного в этом мало, если знать, что они могут делать со своим телом всё что угодно, но вот само то попрание всех законов жизни и смерти и пугает.
А вот его дядья, умерщвлённые в ссылке неведомыми злодеями, не ожили. И значит, всё-таки не Потомки. К счастью.
- Мам, мы же не оборотни на самом деле?..- потянул он было мать за подол сарафана и тут же осёкся, увидев, что она спит. И тётки тоже спали, убаюканные мерным ходом кареты.
И никто из них не заметил, как почти из-под самых колёс выскочил шакал и отбежал в сторону. Некоторое время он смотрел вслед экипажу, затем повернулся и скрылся в кустах.
А из кустов у подножия холма появился уже хорошо знакомый многим русским людям (и нелюдям) Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский, он же Малюта.
Он тяжело (в шакальем теле всё-таки было легче) взобрался на холм, на вершине которого стоял его конь, ещё раз посмотрел вслед удаляющейся карете и сплюнул.
Верно он всё-таки предчувствовал, пришёл чёрный день! Выпустил-таки его зять Борис Фёдорович кошачье племя из ссылки! Нет бы там их и оставить, всё-таки покушение на царя- это не шутка, так выпустил!
Малюта снова сплюнул и задумчиво огладил рукой свою густую окладистую бороду, унаследованную от неведомо как затесавшегося в число его предков медведя-оборотня. Затем взобрался в седло и медленно поехал вниз по противоположной стороне холма.
Ладно, если Романовы не хотят по-хорошему, будет им по-плохому...

На измене...

Вот интересно- сколько лет уже к криминалу не отношусь, а с мусорами общаться всё равно невкипиш. Недавно выхожу из хазы, навстречу мусор. Я сразу на измену выпал, но, к счастью, оказалось, не ко мне.